You are viewing kunzhoffman

#boxfactoryboy 0.6


#boxfactoryboy 0.6

This book was written and published in a very rare language Candiru. Later it has been translated into Russian and (from Russian) into German and English by Celandine Western-Dunkel.

http://blur.by/1t9RHCu

I see too many pegs but not many clothes on a line.
I dropped some of these pegs on grass under my balcony
(While I was taking dry clothes off the line).
The end of bus line 3BC is just round the corner.
I am under your window collecting the pegs.
Hope you could help me, guide me around and point on the pegs.
I dropped pegs but I did not drop a hope to see you again.
These pegs are everywhere: between the trees, under the autumn leaves…
These pegs just like pigs, they like dirt and mud.
These pegs just like kids, they like fun and adventure.
These pegs just like me, they wait for you under your window.
Let’s draw the line for the pegs search area.
And never overstep this boundary.
2014-06-22 10.09.20

сухое бельё на балконе


Под окошком твоим я прищепки свою наблюдаю.
Их туда уронил я, снимая сухое бельё на балконе.
Под окошком твоим, где влюблённость моя увядает,
Меж прищепок в листве пусть надежда моя и утонет. 2014-06-18 16.12.28

захуховать


Захуховать веслом о весло

Парень прижался к стеклу,
К холоду - жаркою кожей.
Кажется мне, что похож он
Чем-то на рыбу-пилу.

Девушка цвета лосося
(Волосы - я уточню),
Пяткой подвинув к огню,
Распомидорила осень.

Нет, я не верю белью,
Что постирать себя просит.
Пододеяльник приносит
Чайник. Ему и налью.

Старости сгорбленный плащ
Только названием греет.
Сонно подкладка сереет.
(Жаль, нету слова Пропащ).


***

Твои ноги утыканы пальцами
Десять их, по пять на ногу
Едут без билетов, зайцами
Туда, куда ведёт твоя дорога

Из каждых пяти один побольше
Один - маленький, птенец малый,
Трое - не толстые, не тощие
Между большим и малым встали

На руке пальцы ладонью сложены
В кулак сожмутся, если им надо
Ножные - как кони нестреноженные
Ножка стола им боль и преграда

Твои ноги мною чуть покусаны
Не до боли, но чтобы знали
Голые они и украшены бусами,
Пальцами-бусами... спят, устали





Купил галстук сонного цвета:
След от лодки, от дождя круги.
Вяжу узел в темноте без света,
На звук шёлка бросаю шаги.
 
Оставил в детстве лыжи и палки,
Батарею парового отопления.
Кеды  снова забыл в раздевалке,
Помолчал на уроке пения.

Голос сорвал на совещании,
Он упал в кофейную чашку.
Одна такая, остальные чайные,
Розовые, как промокашка.

***

а ещё у меня развязались шнурки.
хорошо, что заметил проблему.
как Суворов смотрел на уланов полки,
так и я - на шнурки и кофейную пену.

а шнурки есть шнурки, макароны надежд,
не липучки, не молнии даже.
завяжу и пойду в Ливерпуль-Будапешт,
и туда, куда компас покажет.

уносите, шнурки, ваше имя из списка одежд.
там, где сабли и шпаги - достойное место.
не смотрите назад и не бойтесь упрёков невежд.
аксельбанты вам братья, знамёна  - невесты.


***

Встают табуретками гномы
И в жухлую зелень стучат
Заправлены в аэродромы
Как мы заправляем кровать
Рубашки заправлены в брюки
Заправлен бензином бачок
И тянутся жадные руки
Заправить в бретельку плечо
Заправим слюнявчик-салфетку
В рубашки тугой воротник
За правило взял он соседку
Не звать на пруды на пикник
За правду сойдёт полуправда
За наших пусть ваши дудят
Проносится красная Лада
В ней синие тени сидят


Письмо велосипедисту
 
Она ждала тебя три долгих года,
Забронзовела, словно бы медаль.
Холодный дождь, ненастная погода
Вас разделяла... Жми же на педаль!
 
Она не плачет. Сердце болью колет.
Ты прикатил, как рыцарь на коне.
Надрывно ветер пальмы треплет в поле.
Не стой, ты отражаешься в окне.
 
Уйди в кусты, пади в траву и росы,
Где крокодилы, вытоптав круги,
Лежат, как финансисты-боссы,
Как менеджеры, вставшие с ноги.


***

Пил я пиво, потягивал,
Как слезу у берёз,
Что зелёными стягами
Не замашут в мороз.

Не пойдёт, не расплачется,
Вытрет слёзы и нос.
Пиво лучшего качества
Я в бадейке принёс.

Закидали мы далями
Горизонт, словно плёс.
Поискать бы у Даля мне
Рифму к стуку колёс.

Нет, не надо, вываливай
Всё, что с рынка привёз.
В этот чайник Тефалевый
Вставим дюжину роз.





Песня о Свободе

Живёт она - Свобода - в каждом зайце,
В синице шустрой, в серых журавлях...
Она везде, куда ни тыкай пальцем,
В весеннем лесе, в утренних полях...
Её в коробке с кедами не спрятать,
Ни в гараже меж Фордов и Тойот.
Глаза закроешь, в уши вставив вату,-
Свобода бьётся в сердце и поёт.
Выходишь в отпуск - вот она, Свобода!
А надо, чтобы каждый день и час
У суетливого, но гордого народа
Была она! У каждого из нас.
 

***

У меня весь мир в кармане.
(Крошки вытряхнуть успел).
Там же котик на диване,
Что щегла поймал и съел.

Приглядитесь: кроме мира,
И охотника с хвостом,
В том кармане много сыра,
Пошехонского при том.

Двадцать ящиков бананов -
Ешь, ломай, топчи ногой.
Про котов и про диваны
Я сказал в строке другой.


***

Утром проснулся в шикарном отеле,
К завтраку вышел, надевши жабо.
Словно седые кремлёвские ели
Горки посуды, фарфор голубой.

Выпил шампанского под лососину,
Под Золингеном хрустит круассан.
Вот дожую панакоту с малиной
И покорю Намбер Ван автобан.

Прошелещу километров под триста,
Взглядом с прищуром окинув простор.
Парки, дворцы привлекают туриста,
Два акведука и древний забор.

Станционный смотритель

Я пишу стихи и стансы,
Словно режу лес пилой.
Пролетает мимо станций
Поезд скорый озорной.

Прожужжат, промчатся окна.
Пассажиры пиво пьют.
Я пишу стихи про локон,
Про глаза и про уют.

Вот другой такой же поезд,-
Различаю их едва.
Затяну потуже пояс
И пойду пилить дрова.

Тонкой струйкою опилки,
Ровной строчкою стихи
О любви большой и пылкой.-
Пассажиры к ней глухи.

***

Поздняя осень в Стамбуле...
Где такое? Не знаю даже
Глобус у меня умыкнули
И коней угнали в плюмаже

Я б нашёл Стамбул на карте
Но краплёные карты биты
Ты прошла в лёгком платье
И к нему погоны пришиты

Стамбул, ты город иль призрак?
Пыль с книжных полок сдуваю
Ты купил сто граммов ирисок
Я другие сто граммов обожаю

Кегли упали, Стамбул не близок
Запросил помощь у умных из зала
Твой телефон молчит, лишь вызов
Эхом звучит пустого вокзала

Ты из мечты, не из Стамбула
Земля ног твоих любит касанье
Ты прошла, на меня взглянула
Как актриса из Дяди Вани





Закатаю рукава

по локти...

Заточу себе слова,

как когти...

Нивелируя шаги

прыжками...

Ты за мною не беги!

Я - камень!

За поломанной душой

безбрежной

Я ни капли не нашел

надежды,

Ни бездонности, ни дна,

ни круга,

Ни холодного вина

ни друга...


На рассвете умирает

вьюга






сухие и мокрые, что у нас общего?
чубчики выстригли по унылому лекалу
шагами главного длинного тощего
измерены, исхожены изгибы овала

денег нет купить расторможенность
растаможены китайские болванчики
взглядом добр, но пальцы на ножнах
накренилась лодка Мазая... зайчики

прыгают белохвостые, вода их глючит,
что у нас общего кроме речной зыби
сухие-мокрые, злые как дождевая туча
я не пила, я - молот, мой взгляд – рыбий


***

Был бы я скульптор, известный художник
В мягком берете, в пятнышках краски.
Кисти бы взял, светлый холст и треножник,
Глину и гипс, не тягучий, но  вязкий.
 
То долотом, то весёлою дрелью
Мрамор срубал бы кусок за куском,
Губы твои написал акварелью,
Ноги чеканил бы я молотком.

Глаз глубину, их вeсёлость, игривость,
Сплёл из финифти, эмаль оплетая,
Жемчуг морской перламутровой сливой
Вправил в оковы нефрита Китая.

Бронзовый торс, из самшита колени...
Чёрною тушью рисую ресницы.
Нет малахита! Холодную зелень
Я заменяю на лёд                          Я
                                                                                 не птица







 


 

в каждой руке - по яблоку,
но когда не яблочный сезон,
в этих руках могут не яблоки быть,
а длинные стебли степной травы
или ночных комет хвосты.

солёный ветер моря


бросаю по утрам курить
солёный ветер моря
и, заплетая плечи, мыть
их едким мылом горя

бросил взгляд вниз, как из кузова доски,
из самосвала, привёзшего пиломатериалы.
кто стоял рядом, отскочили, не рады,
грязью обрызганы, на лицах унынье.
     
бросил взгляд и промазал, мимо ухнула мысль,
скатилась бревном на ногу, хорошо, что не сломала.
соседская собака лает, злобно бросается, нападает.
шла бы лучше домой, посидела б на цепи день-другой.
     
бросил слово, бросил два, никто их не ждёт.
только лужи отражают жадную осеннюю хмарь.
уроню кепку и не подниму, пусть полежит, погниёт.
на водокачке скрипит штифт насоса противно так, назойливо.
     
И за всем этим наблюдают Бурлаки на Волге художника Репина

Oct. 5th, 2014


Чем ребёнок отличается от взрослого? А ничем. Дай ребёнку денег и он тоже купит iPhone 6.