?

Log in

разводной ключ Ричардсона richardson wrench
  
  
Не все знают, что широко используемый в современном ракетостроении и самолётостроении разводной ключ Ричардсона (richardson wrench) на самом деле был изобретён в НИИ Гидравлика города Чашки Свердловской области. Разработчики этого уральского института во главе с Главным Конструктором Ринатом Барабуллиным живо откликнулись на острую необходимость для отечественных авиационников и ракетчиков иметь такой универсальный инструмент. Большую роль в успехе этого научного проекта сыграл тот удивительный факт, что Барабуллин объединил в себе опыт службы в Советской Армии рядовым аэродромным фюзеляжником и научное соавторство в изобретении Остронаправленного Гидравлического Удара. До внедрения в производство ключа Ричардсона (КР - в российской классификации) методология Остронаправленного Гидравлического Удара успешно применялась инженерами из города Чашки при вакуумном изготовлении материала Графен, подводном и подлёдном пилении чугуна, мгновенной выпечки беляшей и во многих других важнейших народнохозяйственных высокотехнологичных производствах.  Но только универсальный инструмент космостроителей КР окончательно поставил НИИ из уральского города на причитающееся ему достойное место в ряду современнейших инновационных разработчиков планеты.


Для чего же нужен этот ключ Ричардсона? Чем плох наш родной разводной ключ? Отвечаем:

При полёте в атмосфере на больших скоростях современные самолёты и ракеты испытывают сильнейшую нагрузку, тряску, воздействие высоких и низких температур, жгучую всепроникающую силу космического излучения. Обычный крепёж (шурупы, винтики, гвозди,...) и даже сварка не выдерживают. В лучшем случае они корродируют. В худшем - полностью оголяют внутренность самолёта или ракеты. Тут на помощь и приходят специальные Полостные Винты Ричардсона (ПВР - в российской классификации). Остронаправленный Гидравлический Удар позволят эти ПВР закрутить. Реверсионный Остронаправленный Гидравлический Удар (что-то вроде Обратного Осмоса или Обратного Преобразования Фурье по отношению к Остронаправленному Гидравлическому Удару) помогает открутить эти закрученные раннее Полостные Винты Ричардсона. Открутке с помощью ВР не мешают никакие необратимые изменения в ПВР (ржавчина, обугливание и т.п.). Сама кувалдочка - ключ Ричардсона - легка, удобно лежит в руке, делает свою работы быстро и почти бесшумно.

Неожиданную рекламу этому, казалось, узкоспециальному инструменту принесли Поправка Джексона — Вэника и связанная с ним эмиграция евреев из Советского Союза. В какой-то момент доблестные Органы обнаружили, что не могут обнаружить ничего ценного в квартирах и личных вещах уезжающих. Тщательный осмотр и простукивание жилищ, доскональное изучение клади в аэропортах казалось бы небедных бывших граждан перестало выявлять бриллианты, золото и другие драгоценности. Иконы и редкие книги тоже перестали попадаться. Улыбающиеся уезжающие проходили мимо таможенников налегке, непринуждённо помахивая кухонным стулом и разводным ключом (память о бабушке и дедушке). И только через несколько лет, когда поток репатриантов иссяк, кто-то из новых Нью-Йоркцев  проговорился в Анекдот.ру или Живом Журнале. Разводной ключ был на самом деле инструментом КР, позволявшим вбить-ввинтить в старый бабушкин кухонный стул богатств на шестизначную сумму в голландских гульденах. По прибытию на новое место этот же ключ Ричрдсона позволял всё ловко и аккуратно развинтить-вынуть.  Самые хрупкие шедевры ювелирного искусства доехали в Штаты без малейшей царапины или нежелательного загиба.

Калифорнийская компания Ричардсон и Сын наладила производство КР, как только узнала о принятии Поправки Джексона — Вэника. Поэтому Чашкинский КР во всём мире называют не по имени его настоящих разработчиков. Калифорнийский инструмент полегче будет нашенского, но уральский КР в разы мощнее.
Бурятский кучерявый страус
  
  
Бурятский кучерявый страус - был открыт бурундуком Бурей (позывной - Бурят) в ходе проверки боевой готовности вверенного ему танкового взвода. Нет, эта птица водится не в Бурятии, а в Свердловской области. Имя же птице дали по позывному учёного, её открывшего и описавшего, - Бурят. Строго говоря, Буря - не учёный. Он танкист и кинозвезда.

Бурундука Бурю (позывной - Бурят) друзья-танкисты иногда называют "Наш Пантер-Пушкин". И всё потому, что во время съёмок фильма "Город Чашки - Третья жена" он гоняет на танке Панетера (по роли так требуется). А то, что Буря в душе поэт (словно Пушкин), никто и не сомневается. Он даже сочинил следующе стихотворение:

Я - не Пушкин, я - Бурят!
И свою танкиста пушку
Так люблю, как (говорят)
Любят пруд родной лягушки.
 
Великое открытие в области отнитологии произошло случайно, никто и не ожидал такого, даже самые умные из учёных. Да и как было можно предугадать, что механик-водитель Азат Мустафин утопит свой танк?
 
Существует ли танкист, кто хоть раз за свою карьеру не утопил свой танк в реке, а потом долго нырял с тросом, чтобы зацепить его? На берегу ждут другие танки и танкисты, чтобы вытянуть за трос своего утонувшего брата.  Сначала шутят, потом вдруг вспоминают, как сами так же ныряли. И всё. Никаких шуток. Молча ждут.
 
Пока вытаскивали Азатовский танк, стемнело. Все замёрзли и устали. Особенно Азат, что несколько раз нырял, пока не закрепил за крюк танка трос. Танк надо дальше буксировать, в часть, сам он не едет. Решили ждать утра. Получили ДОБРО по рации от начальства. Разожгли костёр, оставили Азата следить за огнём и его танком. Да и чтоб погрелся мокрый парень у костра. Сами сели на два оставшихся в строю танка, включили все прожекторы и начали охоту на сайгака. Есть же надо двенадцати танкистам. Патронов для пулемётов было много. Неучтённых. Стреляй - залейся. Их Азат ещё задолго до утопления танка выпросил у двоюродного брата Марата Мустафина, что служил в это самое время фюзеляжником на соседнем аэродроме. Фюзеляжники патроны эти в технических пустотах фюзеляжа находят, там их патронный бермудский треугольник. Никто не считает, сколько патронов завалилось-утеколо в фюзеляжные бездны. А Азат, как в воду глядел, туда, куда свой танк и утопил. Вот патрончики и пригодились поохотится на сайгаков с ревущих, рвущихся в ночь танков.
 
Буря, хоть и бурундук, но пострелять из пулемёта по сайгакам любит. Лупит он очередями, режет животных сразу же на стейки, а душа его поёт (Бурят же поэт):
 
моё сердце тобой обесточено.
пылкий взляд заторможен и смят.
и к моей голове приторочены
двадцать восемь весёлых щенят.
 
Свистят пули, посланные Бурей, и шелестит в его сердце строка за строкой:
 
я тебя позабыл,
как остатки салата,
что в тарелке лежат...    и...
ржут, как сотни кобыл.
 
Подстрелили сайгаков танкисты гор, освежевали туши, приготовили мясо на костре, поели. Запили тем, что было во фляжках (а там был хороший крепкий спирт). Легли спать. Утром взглянули на кости и другие остатки от пиршества. Это не сайгаки! Не их линия бедра.
   
Охота на жирафов в Национальном Парке Минамарра
 
 
 
 
Я проснулся губами в её спину. Я глубоко дышу её спиной. Я лежу на правом боку, она передо мною, моя левая рука крепко обнимает её. Пытаюсь понять сколько времени. Не пора ли вставать и собираться на ...  (см название рассказа). Поднимаю свою левую руку, чтобы ловко перевернуться на левый бок.
 
 
- Положи руку на место! Где лежала! (грозно и уверенно)
- Так мне время посмотреть по наручным часам! (робко... я...)
- Ты носишь часы на правой руке, как ОН-Н-Н-Н (буква Н звенит в голове. Не надо было допивать вчера вино. Вылили бы лучше в траву или песок)
- Я часы вчера на тумбочку положил. Можно не повернуться? Плиииз? (знаю смысл ответа... но не ожидал такой)
- Посмотри в зеркальную дверцу шкафа с использованием вазы с цветами на столике. Должно хватить двойных отражений. (я ождал ответ, но не такой)
- Там нет. Наверное я положил в карман шорт, надо вставать и шарить (заодно схожу в туалет... вдруг сильно захотелось)
- Я твои шорты вчера постирала. Никаких часов там не было. Была записка от какой-то фифы: " Скучаю! Жду! Твоя Лора" (тучи сгущаются... она знала и ждала всю ночь... это смертельно)
- Это не Лора, а ЛОР - мой врач - ухогорлонос. Ты же знаешь, как а страдаю насморками. (главное - вырвать руку...и сразу же в туалет)
- С сегодняшнего дня твой ЛОР - это я! Иди, куда так рвёшься! Я приготовлю нам завтрак. Кофе сваришь сам из молотого в кастрюльке на плите. Растворимый мы - ЛОРы - не пьём. (угроза не миновала, но чуть перенесена по времени. Ой, сегодня же охотимся на жирафов. У неё будет ружьё!)
 
 
Целую её нежно туда, где лежала моя рука.
 
 
***
 
 
Сидим на террасе. Едим вкуснейший завтрак, заботливо приготовленный ею. Пьём кофе, тот самый, что я сварил в кастрюльке. Вдруг прямо к нам на террасу заглядывает морда жирафа. Наклоняется к нам и говорит человеческим голосом: "Собираетесь на нас охотиться? Так между собой сначала разберитесь! А то перестреляете друг друга из-за насморка." Прекрасен жираф грациозно уходящий в саванну. Вытянутая вверх корова, пятнистая.

Поток машин иссяк...

Поток машин иссяк... Пустеющей дорогой
Приеду я к тебе, по листьям шелестя.
И желто-золотых, и красных листьев много...
Пересчитаю все... поштучно... не шутя.
Ты спросишь, распахнув свои глаза и сени:
"А сколько насчитал ты листьев под луной?"
И руки, словно взгляд, уронишь на колени...
- "Семь тысяч сорок пять! И будь моей женой!"
***
смычок Страдивари
 
 
я смычок скрипки умыкнул
смычок Страдивари
он жалостливо скрипит в моём внутреннем кармане пиджака
на выходе из музея я замер
а смычок скрипит всё громче и громче
словно требует вернуть его под стекло
охранник смотрит на меня
на мой оттопыренный пиджак
смЫчка города и деревни не для смычкА
***
я в постели красив и неистов,
не пытаюсь без дела лежать.
я всегда уважал трактористов
за умение сеять и жать.
***
Я узнал из правительственных газет
 
 
Я узнал из правительственных газет,
Что мне выделен блин от штанги.
А забрать ли его ли нет.
Не мне решать, а Орангутангу.
Он сожмёт нос пятернёй.
Я б не смог, слабы пальцы.
Выстрел слеп! Стреляте днём!
Если голые, то одевайтесь.
Если пьяные, трезвейте вмиг.
Суп горячий, коровьи ноги.
Я про штанги блин постиг
Тайну, помещу в Блоге.
Ты с пургой зимой не шути,
Даже если блин от штанги
Ты не поднял, а укатил.
Укатил прочь от яранги.
В снег зарыл его - блин,
Чтоб не биться о штангу.
Вышибал бы клином клин,
И пинал бы консервную банку.
***
День прошёл... Завершился круг...
Отбивай, отбывай, не парься.
Позвинил ниоткуда друг,
«Ручеёк» отбивая пальцем.
Древнегреческий эпос, переходящий в трагедию

 
Однажды Андомедий пробрался в спальню Вергинии. А она не спит. Андромедий думает, что она как раз его, Андромедия ждёт. Что тут началось?! Андромедий Виргинию и так и этак соблазняет, а она ни в какую.

 
Потому что муж её Нерогатий вот-вот вернётся с войны с персами. Персидский царь Навыходпошёл тоже Виргинию любит. Хочет Нерогатия победить, женою его овладеть.

 
А в это время Андромедий...
 
 
Продолжение следует...
Детская сказка из книги Завсклад
  
   
Жил-был бурундук-мальчик Буря, но все звали его Боря, так привычнее, по-людски.  И была ещё бурундук-девочка Вуря, но все звали её Варя, причины вы знаете. Были они оба бурундуки, но звали их почему-то вурдалаками, хотя они были добрые и очень весёлые бурундуки. Однажды утром просыпаются Буря и Вуря, варят себе кофе в машине Неспрессо, едят шоколадные круассаны. Вдруг видят, что к их приятному красивому домику подбираются со всех сторон неулыбчивые люди с факелами, вилами и двустволками. Видимо взяло их за живое, что в лесу на опушке живут бурундуки (а люди думают, что вурдалаки). "Ну вот опять эти неграмотные глухие злые люди! Да когда же научитесь вы читать и писать?!" - Сказал Буря, вынул из-под кровати пылесос Звезда и отзвездячил придурков с сельхозинвентарём в руках. Потом они напоили людей кофе с круассанами и научили их читать и писать. И так до следующего раза, когда в ближайших деревнях наберётся критическая масса тупых неграмотных людишек, не знающих слово бурундуки. Сказке конец.
 


***
 
 
Бурундук Буря собирается на работу. Он работает бурундуком-руководителем на переправе. Работа ответственная и нервная. То баржа-паром застрянет, намотав трос на свой винт. То дуры-пассажирки попрыгают в воду купаться, а это допускать нельзя, много под водой опасных железяк. Однажды приехал министр и устроил совещание с французским министром тут же на барже (чтобы продемонстрировать, как они заняты. Французишке вечером надо было назад во Францию его родную). А туалета на барже нет. Поставил я им два личных ведра (почти новых), одному синее, а другому только коричневое смогли найти. Так они чуть из-за синего ведра не передрались, оба захотели туда ходить по нужде. Предотвращая международный конфликт, я отфутболил оба ведра в реку и сказал: "Опа, ошибка вышла, извиняйте, я такой неуклюжий!" И стали они оба демократично писать с борта в реку. Охранники придерживают, чтобы не упали министры случайно. Кто тогда продолжит переговоры? У француза охранники девушки, ему приятно это. А у нашего все бывшие десантники, мужики, скучно и банально. Но выкрутились, срочно вертолётом доставили трёх сенаторш прямо из верхней палаты парламента. Типа, знай наших!
 
 

***
 
 

Когда бурундук Буря служил в армии (бурундуком! Гы-Гы-Гы! Не ямщиком же!) водителем-наводчиком боевой машины пехоты "Ураган", ещё до боевого крещения, боевого ранения и боевой награды...
 
 
...Боевые товарищи Бури дали ему кликуху Бурят. Почему? Так часто бывает, что погоняло являются призводным от искажённого имени или фамилии. Один мой знакомый носит фамилию Резцов. В школе его звали либо Рис, либо Лис либо... Бессонов (но это в честь популярного тогда футболиста). Другой мой друг Мустафин, а звали его в ПТУ Рен, Муся, Усатый, Финн или даже Саблин. Так вот, Буря был назван Бурятом.
 
 

И радио-позывной его тоже был Бурят. Как-то следует он в заданном направлении и получает приказ по радио: "Бурят, цель справа, поразить!"  Координаты и направление на цель опускаю, как и дополнительные военные слова, прозвучавшие в наушниках Бури. Буря навёл и пальнул. Никому не нужное княжество Однако (или как там его называют) осело пылью в лазурное море. И это было лишь начало... А вершиной геройского пути Бури - Бурята стало то, что его позвали позировать для памятника Чингизхану, который сейчас возвышается в монгольских степях. Скульптора не волновала некоторая немонголоидность бурундука Бури. Его позывной Бурят и боевая слава были основными аргументами. И никто никогда не пожалел он этом.
 
Праздничный ужин в городке Оснабрюк
   
  
 
Портье потянулся через стойку, перегнулся и быстро-быстро зашептал на ухо мужчине: "Романтика путешествий умерла, неправда ли, сэр? Кого теперь удивишь убранством комнаты отеля или подачей еды в ресторане? Вот Вы, неужели никогда не останавливались в отеле высшего класса, как наш? И Вам, думаю, давно надоела и эта наигранная любезность обслуги, и эти ужасные декорации одесского борделя - как иначе назвать эту всю чушь, что мы впихиваем клиентам под видом чего-то экстраординарного. Если у Вас дома плохая кровать с провисшей панцирной сеткой и несвежими простынями, тогда мы Вас поразим. Вы икнёте, (извините) выпустите из себя злой дух некачественной, но дешёвой жирной еды и восхититесь, сидя на чистом унитазе (может быть в первый раз в Вашей убогой жизни). Все эти писатели, освещающие романтические отели и рестораны, скоро умрут от голода. Никому они не нужны."
  
 
Затем Портье протянул мужчине ключи от номера с забавной бронзовой бутылью коньяка Камю вместо брелока, любезно предложив отогнать машину на паркинг. Но мужчина, отказавшись от услуг служащего, решил сам пристроить авто.
  
 
Это был дизельный, огромный внедорожник с ещё большим прицепом. В прицепе находился внедорожник поменьше, моторная лодка, два дизельных генератора и работающий токарный станок. Мужчина никогда не выключал станок, так как до выключателя было невозможно дотянуться из-за ржавой моторной лодки. Наверное, следовало отсоединить большой прицеп и ехать в Оснабрюк налегке. Однако мужчина никогда этого не делал, предпочитая всё иметь с собой всегда.
  
 
Когда мужчина вернулся, дверь в номер была не заперта, его спутница уже помыла полы, замочила в мраморной ванне бельё, познакомилась с соседом - типичным немцем, нажарила картошки на сале с луком, накормила немца, подралась с немцем, помирилась с немцем.
  


Вечер казался томным. В ресторан решили идти без немца.
 


  
 
  ***
     
 
 
Праздничный ужин в городке Оснабрюк. Часть Вторая - Эротическая. Про стриптиз.
  
 
Вечер казался томным. В ресторан решили идти без немца.
   
 
Но он всё-таки увязался за мужчиной и женщиной. Плакал, кричал, что он не немец, а норвежец с итальянской кровью по линии матери. Решили его не бить, а напоить дешёвым бухлом, чтобы заснул. Зашли в винный магазин купили самую большую бутылку самого дешёвого пойла. Немец-Норвежец-Итальянец что-то кричал, отпихивал бутылку, кусался, когда ему заливали в рот через воронку этот напиток богов. Закончив дело, уложив нового знакомого на тёплую решётку воздуховода метро (зима же, не нужно, чтобы он замёр) мужчина и женщина оглянулись. Неоновая вывеска на винном магазине светилась в темноте вечернего Оснабрюка. То небольшое знание немецкого языка (Хенде Хох, Цурюк, Аусвайс), чем так гордились наши путешественники, не позволило мужчине и женщине прочесть "Хозтовары" и задуматься.
  
 
В ресторан из ждала подруга, метрдотель, сомелье и шесть официантов. Мужчина заказал небольшой графинчик водки, куда потом весь вечер доливал своей водки из четырёх бутылок, заботливо спрятанных в голенищах сапог. Принесли гламурного фрикасе, а мужчина мечтал о простой докторской колбасе. Тартар из лосося не исправил ситуации даже своим можжевеловым амбре. Мужчина и две женщины начали нервничать и заказывать из меню всё. В поисках съедобного. Не помогло. Напрасные хлопоты. Полный капут и аллес.
  
 
Ресторан оказался не только местом потребления пищи, но и стриптиз-холлом. Этот факт сначала слегка смутил мужчину (будет дороже), но вскоре он нашёл выход. Через этот выход в коне концов наши друзья и вышли не заплатив.

вам мало чужих фруктов

вам мало чужих фруктов,
кантату бы написать,
наивно стучит редуктор
под номером двадцать пять.

 
 
идёт по столу товарищ
и иглами смотрит вбок...
ты тоже туда шагаешь,
мой ласковый голубок.
Женская Протяжная Песня о Любви в Деревне

Полюби меня в конюшне на соломе.
И солому мне помягче постели.
Привези татами из Японий,
Чтоб не холодило от земли.

Полюби меня, словно птица в небе,
Словно рыба вольная в реке.
Прошепчи на ухо мне птичий щебет,
Чтоб мурашки пробежали по руке.

Полюби меня у колодца.
Вёдра, коромысло раскидай.
Чай с вареньем из блюдца пьётся.
Я поем, а ты поголодай.
 
 
 
 
Полюби меня в конюшне на соломе,
Там, где солнышко встаёт!

получить от начальства в рыло


"Пень-Джю! Пепень-Джю! Па-па-ра-пара-пара! Пень-Джю! Пепень-Джю! Па-па-ра-пара-пара!" - напевал Ринат Барабуллин всё утро. Его зацепило этим припевом из его же знаменитой песни "Талабаляма Стрит" (см. о ней в истории"Витязи Гидравлики"). Он чертил на кульман новые и новые разрезы кулачковых механизмов остронаправленного гидравлического удара (оборонный заказ) и напевал "Пень-Джю! Пепень-Джю! Па-па-ра-пара-пара! Пень-Джю! Пепень-Джю! Па-па-ра-пара-пара!". Пел он вполголоса и отворачивался к кульману. Но коллегам эта мелодия и мелодика не понравились. В полдень Рината срочно вызвал "на ковёр" Главный Конструктор.


 

Все знали, что он человек крутой, нифига не разбирающийся в гидравлике, но свято верящий в свою способность схватывать на лету чужую мысль, быстро опростопендюривать её до своей и выдавать "наверх" чётко и настойчиво, словно крик коростеля туманным утром на болотах Рязанщины. Главный также верил, что все остальные птенцы гнезда евоного ничего из себя не представляют без его чётких указаний, в реальной жизни они бы пропали, а так он их держит на плаву, слегка попинывая для этого. "Что ты там весь день напеваешь, дорогой мой Ринатуеллиссимо?" - спросил начальник, одновременно радуясь своему сарказму и возможности хоть что-то сделать полезное. Ведь весь день он бездельничал, изнывал от отсутствия подвигов для совершения, оттягивался только на совещаниях и планёрках, где клеймил неповоротливых и неразумных подчинённых. Всех. Все такие.


Ринат был готов к такому вопросу, черчение и пение не мешали ему трезво думать и предвидеть этот разговор: "Готовлю Малти-Фокал Пенетрейшн для пенетрейшина! Эта мелодия создаёт ритм резонанса с Малти-Фокал Пенетрейшн. Наши изобрели в 60-х, Американцы использовали для программы Шаттл, но сейчас и они забыли о Малти-Фокал Пенетрейшн, ведь Шаттл развалился и как программа и как парадигма." Главный Конструктор перехватил Барабуллинскую мысль на лету и возразил, кидая в воздух слова-зацепки: "Дык, не просто Наши, а я стоял у истоков этого Малти-Фокал Пенетрейшн! Ты же знаешь? И уже тогда мы видели крепость затеи и мощь выполнения. Запрограммировали алгоритм на компьютере Минск-3, направили в Москву, получили благодарности. Мне выдали сапоги и жвачку - по тем временам дефицит. Сам Косыгин руку жал, приезжал за этим. Да-а-а-а! Правильно понимаешь момент. Продолжай, но в четверть голоса, чтобы непосвящённые не просекли. Утечки могут быть за кордон. Иди и работай, соловей звонкоголосый!" Начальник ценил Рината и не считал нужным слишком часто размазывать того по ковру своего кабинета.


Барабуллин вышел и понял, что навязчивая мелодия отстала, отцепилась, отлетела. Вот как полезно получить от начальства в рыло.