You are viewing kunzhoffman


Число читателей уже пяти моих страничек в Русском Пионере (а именно, Стихи, Стихи 2, Стихи 3, Стихи 4 и Стихи 5) перевалило за тысячу! Каждой странички! Спасибо! Рад!


http://ruspioner.ru/profile/post_list/2951/
IMG-20130713-WA0005
IMG-20130712-WA0009
IMG-20130712-WA0003
IMG-20130711-WA0064
IMG-20130711-WA0058
IMG-20130711-WA0055
IMG-20130711-WA0044
IMG-20130711-WA0042
IMG-20130711-WA0038
IMG-20130710-WA0008
IMG-20130709-WA0160
IMG-20130709-WA0137
IMG-20130709-WA0091
IMG-20130709-WA0067
IMG-20130709-WA0147
IMG-20130709-WA0061

Из воспоминаний Мэтра-2


Как-то мне в очередной раз чуть не вручили премию Худерхухеля фон Бурхаузенга. Не вручили, сорвалось. Должны были За Вклад и за роман "Завсклад". Роман едкий, жгучий, так и разит в глаз правдой о суровой профессии завсклада. Я и ожидал, что не дадут мне премию Худерхухеля фон Бурхаузенга, но бутылочку купил, поставил в холодильник охлаждаться. Лимон и колбаска сухая были тоже наготове. Сижу в назначенный час, слушаю радио Культура В Массы, где должны были объявить лауреата, прямая трансляция. Соседка Беата тоже пришла, она душевно поддерживает литературу и искусство, хотя и панских кровей. Объявляют лауреата премии Худерхухеля фон Бурхаузенга, но не меня. А поэта М за сборник стихов "Завбазой". Я ласточкой кинулся к холодильнику, у бутылки крышечку ловко отвинчиваю, а в другой руке два стакана, для себя и Беаты. Вот так и превратили мы с Беатой обычный хмурый осенний вечер в незабываемые романтические приключения.

Через пару лет в частной беседе под мой коньячок известный французский литературовед Луи Ганте, член комитета по присуждению премии Худерхухеля фон Бурхаузенга, сказал мне, что претензии к моему творчеству были мелкие и даже, можно сказать, несущественные. В частности, кое-кому показалось, что название "Завсклад" правильнее было бы заменить на "Завскладом". На тщетные попытки объяснить критикующему, что "Завсклад" - естественный, натуральный способ обобщения, когда фабула просачивается сквозь гранулы, некоторые члены комитета не отреагировали никак. Не знаю, как сам Луи Ганте тогда голосовал, но мой кньячиок ему явно понравился. Он даже процитировал кусочек из "Завсклад":

Налипает на тёрку морковь.
Манят запахом хрен и лазания,
Прохожу меж лопат черенков,
Как сквозь пальцы - ненужные знания.

И ещё Луи Ганте запомнил:

Семидневных щей рассказ
Не про нас! Не для нас!

Я рассказал Беате про "Завсклад" и "Завскладом". Она улыбнулась своей божественной улыбкой богини и отсекла, как пан на коне отсек бы: "Мне ваши нюансы русского языка не понятны, но возбуждают. Может лучше "Зав Всем"? НалиФФай водоФФки, налиФФай!" И добавила лукаво:

"Пой семидневных щей песню,
Мой поэтический друг.
Пусть проржавеет и треснет
Вражий проклятый утюг!"

Да, Беата права, это стихотворение тоже есть в моей книге. Я как-то забыл, а она напомнила. Ещё хочу напомнить (и себе тоже):

Самка борща вяжет лён,
Ждёт в завываньи самца.
Борщ не бежит, он влюблён
В косточку из холодца.

Беата выпила, закусила и добавила ещё одну цитату из книги "Завсклад":

"Линзы не держат взгляд
У дверей деревенской библиотеки.
Так и хочется выстроить в ряд
И венцы изб и уставшие веки.

Пробреду утренней мокрой травой,
Замочу портки по колени.
Устал биться приставкой игровой
Против монстров, ослов и оленей."

У меня от наплыва чувств родилось следующее стихотворение:

Я обнял Беату и прижал
крепко-крепко её, а её колени
теперь на моих лежат и дрожат,
как лист осенний.

И ещё я добавил:

Если коней измерять в ослах,
Гондолы Венеции измерять в комодах, -
Нас никогда не покинет страх
Искать смысл жизни в подземных переходах.

Одно из моих любимых из книги "Завсклад":

через стекло прохожу словно свет какой-нибудь, не разбив, не разрушив стекло
а если матовое стекло или тонированное, то тоже прохожу, но с матом, и тон у меня другой
а если это не стекло, а фанерка, крашенная прозрачной краской, то тоже прохожу, мне всё до фонаря, пролетаю, как картоночка.

Беата, не моргнув глазом, а глаза у неё красивейшие, добавила следующие строки из книги "Завсклад":

"Я штырёк нащупал внизу,
Там, где руки бывают редко.
Вытер штырь я сухой салфеткой,
Словно вымя, словно козу."

Я лихо налил нам ещё - мне и Беате. Она подсуетилась с закуской. И я вновь выдал цитату из книги:

и прожить без тебя не смогу я,
без волос, что всклокочены... глаз,
что пытают меня, интригуют
и мешают смотреть на компАс.

Вспомнились мне и эти строки из книги:

выдали нам в армии зарплату.
мне - патронами и каской, а комбату
не хватило амуниции... и слов.
ну какой же без морковки выйдет плов?

Закуска была хороша. Написал с ходу стихи на остросоциальные темы дня:

закусывать сыром с плесенью я не привык
наверное, долго жил без плесени, а часто и без сыра
вот Беата любит такие сыры, красивой женщине можно всё
вскрывшаяся коррупция в космической отрасли
не даёт успокоиться, как же там в космосе космонавты?
им тошно смотреть сверху на коррумпированную отрасль
Юрий Алексеевич сказал "Поехали!", а не "Распилим!"
два четырнадцатилетних подростка из ПТУ вкрутили лампочку в спутник
теперь он делает свой Бип-Бип, а мог бы молчать в темноте вселенной

Роль воспитания в возмужании:

мальчик вырос, купил плавки
и никто его не учил
водку пить и курить травку
от квартиры украсть ключи


Ринат рассказал (взято из той же книги "Завсклад"):

Тоже недавно ждал электрика. Не дождался. Вместо него гораздо позже (ночью) пришел пьяный гондольер со сломанным веслом. Стучал этим веслом о порог и долго, грязно ругался по-итальянски, но всё было понятно. Я его не пустил. Но выпить вынес. Гондольер выпил и тоже вынес... Вынес собой стеклянную дверь подъезда. А электрик так и не пришёл, видимо знал, что придёт гондольер. Зачем создавать толпу?

Беате не нравится этот стих, хотя я его ценю:

Не успел он сказать Тля*
И коричневым глазом моргнуть,
Как к нему прислонилась земля,
Стала мыслями в голову дуть.

Он лежал, он не мог встать,
Жмень разжать или локоть согнуть.
А ведь надо вперёд бежать,
Сигаретку успеть стрельнуть.

Затекал у него бок
И с собой уносил крик.
Вместо Тля* он сказал Йок,
Сжал кулак и совсем сник.

* Т=Б


Детская сказка из книги "Завсклад", она очень нравится Беате:

Жил-был бурундук-мальчик Буря, но все звали его Боря, так привычнее, по-людски. И была ещё бурундук-девочка Вуря, но все звали её Варя, причины вы знаете. Были они оба бурундуки, но звали их почему-то вурдалаками, хотя они были добрые и очень весёлые бурундуки. Однажды утром просыпаются Буря и Вуря, варят себе кофе в машине Неспрессо, едят шоколадные круассаны. Вдруг видят, что к их приятному красивому домику подбираются со всех сторон неулыбчивые люди с факелами, вилами и двустволками. Видимо взяло их за живое, что в лесу на опушке живут бурундуки (а люди думают, что вурдалаки). "Ну вот опять эти неграмотные глухие злые люди! Да когда же научитесь вы читать и писать?!" - Сказал Буря, вынул из-под кровати пылесос Звезда и отзвездячил придурков с сельхозинвентарём в руках. Потом они напоили людей кофе с круассанами и научили их читать и писать. И так до следующего раза, когда в ближайших деревнях наберётся критическая масса тупых неграмотных людишек, не знающих слово бурундуки. Сказке конец.

Беате нравится всё-всё, что я пишу про зверюшек бурундуков. Ещё одна байка (из книги "Завсклад", конечно):

Бурундук Буря собирается на работу. Он работает бурундуком-руководителем на переправе. Работа ответственная и нервная. То баржа-паром застрянет, намотав трос на свой винт. То дуры-пассажирки попрыгают в воду купаться, а это допускать нельзя, много под водой опасных железяк. Однажды приехал министр и устроил совещание с французским министром тут же на барже (чтобы продемонстрировать, как они заняты. Французишке вечером надо было назад во Францию его родную). А туалета на барже нет. Поставил я им два личных ведра (почти новых), одному синее, а другому только коричневое смогли найти. Так они чуть из-за синего ведра не передрались, оба захотели туда ходить по нужде. Предотвращая международный конфликт, я отфутболил оба ведра в реку и сказал: "Опа, ошибка вышла, извиняйте, я такой неуклюжий!" И стали они оба демократично писать с борта в реку. Охранники придерживают, чтобы не упали министры случайно. Кто тогда продолжит переговоры? У француза охранники девушки, ему приятно это. А у нашего все бывшие деснтники, мужики, скучно и банально. Но выкрутились, срочно вертолётом доставили трёх сенаторш прямо из верхней палаты парламента. Типа, знай наших!

Ещё одна байка из книги "Завсклад":

Когда бурундук Буря служил в армии (бурундуком! Гы-Гы-Гы! Не ямщиком же!) водителем-наводчиком боевой машины пехоты "Ураган", ещё до боевого крещения, боевого ранения и боевой награды...
...Боевые товарищи Бури дали ему кликуху Бурят. Почему? Так часто бывает, что погонялы являются призводными от искажённого имени или фамилии. Один мой знакомый носит фамилию Резцов. В школе его звали либо Рис, либо Лис либо... Бессонов (но это в честь популярного тогда футболиста). Другой мой друг Мустафин, а звали его в ПТУ Муся, Усатый, Финн или даже Саблин. Так вот, Буря был назван Бурятом.

И радио-позывной его тоже был Бурят. Как-то следует он в заданном направлении и получает приказ по радио: "Бурят, цель справа, поразить!" Координаты и направление на цель опускаю, как и дополнительные военные слова, прозвучавшие в наушниках Бури. Буря навёл и пальнул. Никому не нужное княжество Однако (или как там его называют) осело пылью в лазурное море. И это было лишь начало... А вершиной геройского пути Бури - Бурята стало то, что его позвали позировать для памятника Чингиз-хану, который сейчас возвышается в монгольских степях. Скульптора не волновала некоторая немонголоидность бурундука Бури. Его позывной Бурят и боевая слава были основными аргументами. И никто никогда не пожалел он этом.

Беата намекнула, что надо бы обсудить не только бурундуков:


"В городе Щей
На улице Варёная Свёкла
В доме номер пять
Опять
Не спит никто
А почему?
Так в щах не должно быть свёклы!
Вообще!
Она - в борще!"


Следующие короткие белые стихи в книгу "Завсклад" не вошли. Беата говорит, что если бы вошли, то мне бы точно дали премию Худерхухеля фон Бурхаузенга. Шутит, наверное, эта Беата.

заметки орнитолога

засмердело...
запахло говном...
так мы узнаём, что наступило лето

Из воспоминаний Муртазы Муртазина (в книгу вошли под видом одной из историй про бурундука Бурю):

Я ножовкой выпиливал твой портрет из фанеры
Я олифой его покрывал
Но не было у меня хорошей краски, только зелёная половая для казарм
Я задумался
Время утекло в вечность
Навсегда
Ты вышла замуж за другого

Эти стихи тоже вошли в книгу "Завсклад". Беате нравятся:

Подышать сырым морским воздухом возле сырого моря
Попинать пинками пеньки
Попеть популярные песни по... (нет, не попой, нет)


маленькая мясистая лошадка типа пони
ржала-ржала, но никто её не понял

девушка в платье и, видимо, в ботах
всё не присядет в трудах и заботах.
юноша в джинсах, футболке и кедах
девушкой вскормлен на вкусных обедах.
будет ли фабула? чай иль компот?
девушка юноше пива нальёт!

виталик проснулся голый и весёлый. приподнял одеяло, посмотрел туда, всё на месте, всё путём. ощупал остальные члены и сочления, тоже всё о-кей, как говорят там, те, по-тамошнему. значит так и надо. на кухне уже шкварчала сковородка, на ней сало и яишница, рядом шкворчала она. тоже голая и ладная, словно сделана из теста и мяса, как пельменька. сделана мастерами, крепко и звонко. виталик жадно попил воды и не менее жадно обнял её. она не отсранилась, а даже прислонилась. так началось их первое утро вместе. и ничего страшно не было в этой первой брачной ночи. зря боялись и переживали. как её зовут-то?

Однажды еще совсем молодой Фердинанд Порше ехал на электричке Горьковского направления (что с Курского вокзала) из Москвы в Петушки. Напротив него сел типичного, но странного, вида человек и сразу выпил. Эта негаданная встреча сурово повлияла на Фердинанда в лучшую из его сторон. Второй участник событий тоже известен и любим.


Леха рассказывает (он же Ринат) (тоже из книги "Завсклад"):

Плывём мы через реку, держась за холку бурундука.
Ночь тёмная, ничего не видно. Я и упустил своего бурундука, начал тонуть.
Думаю ВСЁ, КИРДЫК! Кто будет меня в темноте искать и спасать, если надо срочно туда, через реку, город брать нахрапом и всем местным делать кирдык?
И вдруг тоненький бурундячий голосок запел: "Где же ты моя Сулико? Лёха, ты где, зараза?"
Это был мой бурундук Буря, позывной Бурят. Так он меня спас, а не просто выручил.
После переплытия и кирдыка всему городу я Буре беляшей нажарил в благодарность.
Но это отдельная история, та, что про Шоколадкина.


бурундук Буря (позывной - Бурят) услышал по радио между точек и тире морзянки, между раскатами мата командиров и криков Есть (сколько же голодных вокруг!) следующее: "По решению правительства республики Бенин (что в Африке) озеро Ноко переименовано в Нокомуро. Ожидается, что такой шаг привлечёт японских инвесторов." Буря был не дурак и поэтому чётко ухватился за подаренную ему африканцами идею. Он переименовал свою левую брючину в Фитзжеральд, а правую в Фердинанд, справедливо полагая, что либо американцы либо немцы наконец-то отстирают его штаны от векового загрязнения мазутом, соляркой и нефтью за 67 долларов барель.


Вдруг из очереди, что стояла к окошку, выскочил взлохмаченный мужичонка, посмотрел направо, налево, на очередь, куда-то туда в будущее и заорал:"Граждане, вас на...ют!" Никто не обратил на это внимания. Очередь продолжала стоять, право так и остаолсь правым, лево ещё более полевело, будущее продолжало неотвратимо приближаться. Мужичок ещё раз посмотрел туда же и вернулся в очередь.


"Ну что, братуха, будем сегодня опять девок танком давить?" - спросил бурундук Буря, позывной Бурят. Я не знал, что ответить. Девок я люблю, не сторонюсь их, как некоторые. Но давить танком их мне ещё не доводилось. Как это делать, не знаю, но догадываюсь. Когда этому учили в учебке, я валялся с аппендицитом в лазарете, и пропустил. Когда видел следы девок и танков одновременно, понимал, что там происходило. Сказать, что не буду, не умею, не учил и не знаю, не дадут сержанта, так и останусь ефрейтором навеки. Я просто махнул головой, но ни слова не сказал. "Ага, значит, на обратном марше по пути в гарнизон, я дам тебе отмашку, когда девки будут рядом. Ты будешь замыкающим, а я попру первым. Главное давить их позажимистее, посочнее и динамично, словно снопы рубить шашкой на скаку!" - Уточнил Бурят. Я мял и мял танкистский шлем. Где-то недалеко пели девки. В их голоса вскоре вплелось рычание двигателей наших танков.

Молодой, но уже малоизвестный контрабасист Александр Сергеевич Пушкин был пунктуалеен. Он вошёл в кабинет Министра Культуры ровно в три часа пополудни... и не вышел из него никогда. Искали Пушкина долго и все. Но найти контрабасиста в этом месиве распоряжений и циркуляров, в этой квашне и безысходности, нет, нельзя, невозможно, кирдык.

Позвонил мне давеча
Зверь-шельмец человечий
И словами-дровами кричал:
"Ты меня изувечил,
И широкие плечи
Ты, как баржи, впечатал в причал!"

После долгих лет упорных тренировок Степан научился легко и быстро складывать свои ноги в карман брюк. Нет, у него самые обычные волосатые и слегка кривоватые тощие мужские ноги, на которые не обратит внимание ни одна женщина, кроме жены и матери жены. Никаких проблем или уродств нет, самые банальные ноги. К идее складывать ноги в карман, к вершине мастерства владения ими, Степан пришёл не сразу. Вмачале он заметил, что ноги легко складываются пополам в колленном суставе. Не надо орать, что вы тоже это знаете. Каждый знает, но никто об этом не говорит. И уж совсем никто никогда не стал думать дальше, дольше, глубже, смелее и шире. Никто, кроме Степана, не задумался о возможном развитии этого свойства складывания. Некоторые и йоги и артисты цирка были близки к такой Степановой идее, но всё же они были страшно далеки от неё. Изучая, разглядывая свои колени, он нашёл возможным пойти дальше в мечтах о складывании ног в карман. Степана не остановила ни рутина ежедневных упражнений, ни необходимость скрывать эту мечту даже от самых близких ему людей. Секрет складывания, где конкретно ноги сгибаются и как, мы пока не знаем. Степан собирается запатентовать своё уникальное умение и предложить его человечеству уже за деньги. Тем не менне, даже сейчас ясно, что те немногочисленные нерезкие фотографии и тясущиеся видеокадры, что мы имеем счастье видеть и изучать, говорят, что успех заслуженно пришёл к Степану и остался с ним. Давайте немного подождём и все всё узнаем в своё время.


Одна - молчанием заткнута,
Другая - так себе в щекАх.
Одна - всегда с тобою тута,
Другая - с песнею в полках.


Я к Метро идти готов
Через речку бурную.
Истекает стоп потов,
Обегаю урну я.

звериными тропами идёт человек-фигня. три долгих года скитаний фиг-знает где и фиг-знает зачем. человек-фигня отряхает валенки и шапку от снега, больше ничего на нём нет. тускло топорщится то, что должно топорщится. человек-фигня лепит из бубликов кочаны и скрижали, но быстро устаёт.


Академик-экономист-министр Задьев-Загибуллин никогда не существовал. Его придумали враги, но сначала друзья. Но враги оказались хитрее, и их придумка Академик-экономист-министр Задьев-Загибуллин выжила. Выжила она и всех других выжила и выжала, отжала, провела операцию "упал-отжался". Академик-экономист-министр Задьев-Загибуллин выступил на анти-пармезанском форуме и сразу всем полюбился. За день-два этой великой любви он окреп, вырос, возмужал, обтёрся, проник и приник, получил свой пряник и заулыбался, как кинозвезда, нанозвезда, первая борозда, первые грачи, пряники и калачи. Академик-экономист-министр Задьев-Загибуллин заявил, что всё будет хорошо, нужно лишь делать всё хорошо и не делать плохо. С ним согласились все, даже те, кто уже ранее согласились с другим докладчиком (ныне - шпалоукладчиком).


Французский политик Жан-Жак Мьюжик прошёл путь от простого француза в берете с непростыми решениями до непростого парламентария без берета с простым открытым сердцем. Он пьёт своё французское вино, закусывает французским сыром, но думает о мировых проблемах. Иногда глубокой ночью, когда никто его не видит, Жан-Жак Мьюжик надевает свой старенький потёртый берет и думает в нём. Хорошие мудрые мысли приходят в голову в берете.


Тётка получает посылку, но не открывает её почему-то. В посылке что-то катается, стучит о стенки изнутри, словно голова профессора Доуэля или кедровая шишка. Тётка боится и звонит подруге, ищет совета. Подруга не отвечает. Скоро выясняется, что подруга пропала. Затем находят похожий на подругу труп, но без головы. Тётка догадывается, что в посылке её подруга, сообщает в полицию. Следователь тоже тётка, но посмелее. Она открывает посылку и обнаруживает там... кое-что.


Принц Маркус Фон Асфальт пишет белые стихи белыми чернилами на белой коже своей возлюбленной. Той немного неприятно, щекотливо, она тайком от Фон Асфальта чешется и смывает стихи холодной озёрной водой из чайника. Принц Маркус Фон Асфальт этого не замечает и продолжает писать.



А надо терпеть! Года два... с кочерыжкой.
И чтобы стонала от счастья страна,
И чтобы сидели тихонько, как мышка.
Иначе пистоны отвесит пацан.


Мой кот совсем перестал ловить мышей. Он и раньше больше налегал на сметану, мясо и другие "котские пармезаны-хамоны". Но худо-бедно иногда вылавливал одну тощую придурошную мышь. Сейчас же кот вообще перестал выполнять правильные функции кота. Неправильные функции из него бьют ключом, прячем от кота не только тапки, но и шляпы, что раньше спокойно на гвоздике высоко висели. Кастрировать кота тоже не удалось, так как он робко прячет свою "балалаечку" в складках жира, шерсти и презрения к людям. Звизданули его недавно веником прямо в наглую морду, так он не одумался, а сожрал вслед за сметаной и банку олифы. Думали, он от этого заболеет и станет покладистее, нет не подействовало, только рожа наглее стала. Теперь прячем от кота скипидар, солидол и поташ.


Глядящие в торец карандаша тоже получат в торец
Владеющие невиданным и невидимым дворцом получат дверцей
Пришедшие сказать народу правду затеревенили на балалайках
Народ пустился в пляс, слюною обливаясь, словно не было, нет и не будет отрыжки от несвежего кваса
Балалаечники получат в морду лавочкой, их облают их же струны и колки.


Укус в голову головой, той её частью, где рот и зубы.
Я прижался в страхе к стерху, а он улетел в Китай.
Я жал-давил ногами на ступеньки эскалатора, думая, что так будет быстрее.
Но вверху меня уже жали двое, отхлёбывая кофе из стаканчиков.
Где стерх? - спросил грозно тот, кто уже допил кофе.
Второй, что ещё слюнявиил стаканчик, молчал. А что? Разумно! Если рот маленький и пьёшь медленно, то и спрашивать ты не мастак.
Какой и кто? - Я пытаюсь оттянуть время, может стерх вернётся из Китая, или второй допьёт кофе.
В голову тебе долото - вот кто!- быстропьющий ещё и быстроотвечающий.
Второй допил кофе, начал головой водить, искать, куда выбросить стаканчик. А первый что? Стаканчик проглотил что ли?
Сейчас ты у меня графин гранёный проглотишь! - читая мои мысли, продолжил первый.
Где стерх? - теперь спросил второй. Куда он дел стаканчик, я не заметил, был занят мыслями про графин.
Графин- это вам не графен, Нобелевский лауреат там не нужен. Он там и не валялся. Их двое, оба не валялись.
Стерх вернулся только вчера, но другой, не тот, которого искали.


учительница написала на доске все натуральные числа, затем она стёрла три из них, не самых больших. угадайте, к чему я клоню? в оставшемся от написания и стирания чисел месте на доске учительница легко разместила столько жеразличных треугольников, сколько чисел осталось на доске. ученики должны вычислить, какова сумма углов каждого треугольника. угадайте, к чему я клоню?



f1391104
f1393920
f1396736
f1412544
f1418624
f1425152
f1428352
f1434560
f1443904
f1446848
f1450176

Число читателей уже пяти моих страничек в Русском Пионере (а именно, Стихи, Стихи 2, Стихи 3, Стихи 4 и Стихи 5) перевалило за тысячу! Каждой странички! Спасибо! Рад!


http://ruspioner.ru/profile/post_list/2951/


f1496320
f1499648
f1502976
f1506176
f1509504
f1515776
f1518784
f1522112
f1525120
f1528256
f1531456
f1544128
f1547072
f1553408
f1575040
f1584512
f1596224

Из воспоминаний Мэтра


Как-то мне в очередной раз чуть не вручили премию Худерхухеля фон Бурхаузенга. Не вручили, сорвалось. Должны были За Вклад и за роман "Завсклад". Роман едкий, жгучий, так и разит в глаз правдой о суровой профессии завсклада. Я и ожидал, что не дадут мне премию Худерхухеля фон Бурхаузенга, но бутылочку купил, поставил в холодильник охлаждаться. Лимон и колбаска сухая были тоже наготове. Сижу в назначенный час, слушаю радио Культура В Массы, где должны были объявить лауреата, прямая трансляция. Соседка Беата тоже пришла, она душевно поддерживает литературу и искусство, хотя и панских кровей. Объявляют лауреата премии Худерхухеля фон Бурхаузенга, но не меня. А поэта М за сборник стихов "Завбазой". Я ласточкой кинулся к холодильнику, у бутылки крышечку ловко отвинчиваю, а в другой руке два стакана, для себя и Беаты. Вот так и превратили мы с Беатой обычный хмурый осенний вечер в незабываемые романтические приключения.

Через пару лет в частной беседе под мой коньячок известный французский литературовед Луи Ганте, член комитета по присуждению премии Худерхухеля фон Бурхаузенга, сказал мне, что претензии к моему творчеству были мелкие и даже, можно сказать, несущественные. В частности, кое-кому показалось, что название "Завсклад" правильнее было бы заменить на "Завскладом". На тщетные попытки объяснить критикующему, что "Завсклад" - естественный, натуральный способ обобщения, когда фабула просачивается сквозь гранулы, некоторые члены комитета не отреагировали никак. Не знаю, как сам Луи Ганте тогда голосовал, но мой кньячиок ему явно понравился. Он даже процитировал кусочек из "Завсклад":

Налипает на тёрку морковь.
Манят запахом хрен и лазания,
Прохожу меж лопат черенков,
Как сквозь пальцы - ненужные знания.

И ещё Луи Ганте запомнил:

Семидневных щей рассказ
Не про нас! Не для нас!

Я рассказал Беате про "Завсклад" и "Завскладом". Она улыбнулась своей божественной улыбкой богини и отсекла, как пан на коне отсек бы: "Мне ваши нюансы русского языка не понятны, но возбуждают. Может лучше "Зав Всем"? НалиФФай водоФФки, налиФФай!" И добавила лукаво:

"Пой семидневных щей песню,
Мой поэтический друг.
Пусть проржавеет и треснет
Вражий проклятый утюг!"

Да, Беата права, это стихотворение тоже есть в моей книге. Я как-то забыл, а она напомнила. Ещё хочу напомнить (и себе тоже):

Самка борща вяжет лён,
Ждёт в завываньи самца.
Борщ не бежит, он влюблён
В косточку из холодца.

Беата выпила, закусила и добавила ещё одну цитату из книги "Завсклад":

"Линзы не держат взгляд
У дверей деревенской библиотеки.
Так и хочется выстроить в ряд
И венцы изб и уставшие веки.

Пробреду утренней мокрой травой,
Замочу портки по колени.
Устал биться приставкой игровой
Против монстров, ослов и оленей."

У меня от наплыва чувств родилось следующее стихотворение:

Я обнял Беату и прижал
крепко-крепко её, а её колени
теперь на моих лежат и дрожат,
как лист осенний.

И ещё я добавил:

Если коней измерять в ослах,
Гондолы Венеции измерять в комодах, -
Нас никогда не покинет страх
Искать смысл жизни в подземных переходах.

Одно из моих любимых из книги "Завсклад":

через стекло прохожу словно свет какой-нибудь, не разбив, не разрушив стекло
а если матовое стекло или тонированное, то тоже прохожу, но с матом, и тон у меня другой
а если это не стекло, а фанерка, крашенная прозрачной краской, то тоже прохожу, мне всё до фонаря, пролетаю, как картоночка.

Беата, не моргнув глазом, а глаза у неё красивейшие, добавила следующие строки из книги "Завсклад":

"Я штырёк нащупал внизу,
Там, где руки бывают редко.
Вытер штырь я сухой салфеткой,
Словно вымя, словно козу."

Я лихо налил нам ещё - мне и Беате. Она подсуетилась с закуской. И я вновь выдал цитату из книги:

и прожить без тебя не смогу я,
без волос, что всклокочены... глаз,
что пытают меня, интригуют
и мешают смотреть на компАс.

Вспомнились мне и эти строки из книги:

выдали нам в армии зарплату.
мне - патронами и каской, а комбату
не хватило амуниции... и слов.
ну какой же без морковки выйдет плов?

Закуска была хороша. Написал с ходу стихи на остросоциальные темы дня:

закусывать сыром с плесенью я не привык
наверное, долго жил без плесени, а часто и без сыра
вот Беата любит такие сыры, красивой женщине можно всё
вскрывшаяся коррупция в космической отрасли
не даёт успокоиться, как же там в космосе космонавты?
им тошно смотреть сверху на коррумпированную отрасль
Юрий Алексеевич сказал "Поехали!", а не "Распилим!"
два четырнадцатилетних подростка из ПТУ вкрутили лампочку в спутник
теперь он делает свой Бип-Бип, а мог бы молчать в темноте вселенной

Роль воспитания в возмужании:

мальчик вырос, купил плавки
и никто его не учил
водку пить и курить травку
от квартиры украсть ключи


Ринат рассказал (взято из той же книги "Завсклад"):

Тоже недавно ждал электрика. Не дождался. Вместо него гораздо позже (ночью) пришел пьяный гондольер со сломанным веслом. Стучал этим веслом о порог и долго, грязно ругался по-итальянски, но всё было понятно. Я его не пустил. Но выпить вынес. Гондольер выпил и тоже вынес... Вынес собой стеклянную дверь подъезда. А электрик так и не пришёл, видимо знал, что придёт гондольер. Зачем создавать толпу?

Беате не нравится этот стих, хотя я его ценю:

Не успел он сказать Тля*
И коричневым глазом моргнуть,
Как к нему прислонилась земля,
Стала мыслями в голову дуть.

Он лежал, он не мог встать,
Жмень разжать или локоть согнуть.
А ведь надо вперёд бежать,
Сигаретку успеть стрельнуть.

Затекал у него бок
И с собой уносил крик.
Вместо Тля* он сказал Йок,
Сжал кулак и совсем сник.

* Т=Б


Детская сказка из книги "Завсклад", она очень нравится Беате:

Жил-был бурундук-мальчик Буря, но все звали его Боря, так привычнее, по-людски. И была ещё бурундук-девочка Вуря, но все звали её Варя, причины вы знаете. Были они оба бурундуки, но звали их почему-то вурдалаками, хотя они были добрые и очень весёлые бурундуки. Однажды утром просыпаются Буря и Вуря, варят себе кофе в машине Неспрессо, едят шоколадные круассаны. Вдруг видят, что к их приятному красивому домику подбираются со всех сторон неулыбчивые люди с факелами, вилами и двустволками. Видимо взяло их за живое, что в лесу на опушке живут бурундуки (а люди думают, что вурдалаки). "Ну вот опять эти неграмотные глухие злые люди! Да когда же научитесь вы читать и писать?!" - Сказал Буря, вынул из-под кровати пылесос Звезда и отзвездячил придурков с сельхозинвентарём в руках. Потом они напоили людей кофе с круассанами и научили их читать и писать. И так до следующего раза, когда в ближайших деревнях наберётся критическая масса тупых неграмотных людишек, не знающих слово бурундуки. Сказке конец.

Беате нравится всё-всё, что я пишу про зверюшек бурундуков. Ещё одна байка (из книги "Завсклад", конечно):

Бурундук Буря собирается на работу. Он работает бурундуком-руководителем на переправе. Работа ответственная и нервная. То баржа-паром застрянет, намотав трос на свой винт. То дуры-пассажирки попрыгают в воду купаться, а это допускать нельзя, много под водой опасных железяк. Однажды приехал министр и устроил совещание с французским министром тут же на барже (чтобы продемонстрировать, как они заняты. Французишке вечером надо было назад во Францию его родную). А туалета на барже нет. Поставил я им два личных ведра (почти новых), одному синее, а другому только коричневое смогли найти. Так они чуть из-за синего ведра не передрались, оба захотели туда ходить по нужде. Предотвращая международный конфликт, я отфутболил оба ведра в реку и сказал: "Опа, ошибка вышла, извиняйте, я такой неуклюжий!" И стали они оба демократично писать с борта в реку. Охранники придерживают, чтобы не упали министры случайно. Кто тогда продолжит переговоры? У француза охранники девушки, ему приятно это. А у нашего все бывшие деснтники, мужики, скучно и банально. Но выкрутились, срочно вертолётом доставили трёх сенаторш прямо из верхней палаты парламента. Типа, знай наших!

Ещё одна байка из книги "Завсклад":

Когда бурундук Буря служил в армии (бурундуком! Гы-Гы-Гы! Не ямщиком же!) водителем-наводчиком боевой машины пехоты "Ураган", ещё до боевого крещения, боевого ранения и боевой награды...
...Боевые товарищи Бури дали ему кликуху Бурят. Почему? Так часто бывает, что погонялы являются призводными от искажённого имени или фамилии. Один мой знакомый носит фамилию Резцов. В школе его звали либо Рис, либо Лис либо... Бессонов (но это в честь популярного тогда футболиста). Другой мой друг Мустафин, а звали его в ПТУ Муся, Усатый, Финн или даже Саблин. Так вот, Буря был назван Бурятом.

И радио-позывной его тоже был Бурят. Как-то следует он в заданном направлении и получает приказ по радио: "Бурят, цель справа, поразить!" Координаты и направление на цель опускаю, как и дополнительные военные слова, прозвучавшие в наушниках Бури. Буря навёл и пальнул. Никому не нужное княжество Однако (или как там его называют) осело пылью в лазурное море. И это было лишь начало... А вершиной геройского пути Бури - Бурята стало то, что его позвали позировать для памятника Чингиз-хану, который сейчас возвышается в монгольских степях. Скульптора не волновала некоторая немонголоидность бурундука Бури. Его позывной Бурят и боевая слава были основными аргументами. И никто никогда не пожалел он этом.

Беата намекнула, что надо бы обсудить не только бурундуков:


"В городе Щей
На улице Варёная Свёкла
В доме номер пять
Опять
Не спит никто
А почему?
Так в щах не должно быть свёклы!
Вообще!
Она - в борще!"


Следующие короткие белые стихи в книгу "Завсклад" не вошли. Беата говорит, что если бы вошли, то мне бы точно дали премию Худерхухеля фон Бурхаузенга. Шутит, наверное, эта Беата.

заметки орнитолога

засмердело...
запахло говном...
так мы узнаём, что наступило лето

Из воспоминаний Муртазы Муртазина (в книгу вошли под видом одной из историй про бурундука Бурю):

Я ножовкой выпиливал твой портрет из фанеры
Я олифой его покрывал
Но не было у меня хорошей краски, только зелёная половая для казарм
Я задумался
Время утекло в вечность
Навсегда
Ты вышла замуж за другого

Эти стихи тоже вошли в книгу "Завсклад". Беате нравятся:

Подышать сырым морским воздухом возле сырого моря
Попинать пинками пеньки
Попеть популярные песни по... (нет, не попой, нет)


маленькая мясистая лошадка типа пони
ржала-ржала, но никто её не понял

девушка в платье и, видимо, в ботах
всё не присядет в трудах и заботах.
юноша в джинсах, футболке и кедах
девушкой вскормлен на вкусных обедах.
будет ли фабула? чай иль компот?
девушка юноше пива нальёт!

виталик проснулся голый и весёлый. приподнял одеяло, посмотрел туда, всё на месте, всё путём. ощупал остальные члены и сочления, тоже всё о-кей, как говорят там, те, по-тамошнему. значит так и надо. на кухне уже шкварчала сковородка, на ней сало и яишница, рядом шкворчала она. тоже голая и ладная, словно сделана из теста и мяса, как пельменька. сделана мастерами, крепко и звонко. виталик жадно попил воды и не менее жадно обнял её. она не отсранилась, а даже прислонилась. так началось их первое утро вместе. и ничего страшно не было в этой первой брачной ночи. зря боялись и переживали. как её зовут-то?

Однажды еще совсем молодой Фердинанд Порше ехал на электричке Горьковского направления (что с Курского вокзала) из Москвы в Петушки. Напротив него сел типичного, но странного, вида человек и сразу выпил. Эта негаданная встреча сурово повлияла на Фердинанда в лучшую из его сторон. Второй участник событий тоже известен и любим.


Леха рассказывает (он же Ринат) (тоже из книги "Завсклад"):

Плывём мы через реку, держась за холку бурундука.
Ночь тёмная, ничего не видно. Я и упустил своего бурундука, начал тонуть.
Думаю ВСЁ, КИРДЫК! Кто будет меня в темноте искать и спасать, если надо срочно туда, через реку, город брать нахрапом и всем местным делать кирдык?
И вдруг тоненький бурундячий голосок запел: "Где же ты моя Сулико? Лёха, ты где, зараза?"
Это был мой бурундук Буря, позывной Бурят. Так он меня спас, а не просто выручил.
После переплытия и кирдыка всему городу я Буре беляшей нажарил в благодарность.
Но это отдельная история, та, что про Шоколадкина.


бурундук Буря (позывной - Бурят) услышал по радио между точек и тире морзянки, между раскатами мата командиров и криков Есть (сколько же голодных вокруг!) следующее: "По решению правительства республики Бенин (что в Африке) озеро Ноко переименовано в Нокомуро. Ожидается, что такой шаг привлечёт японских инвесторов." Буря был не дурак и поэтому чётко ухватился за подаренную ему африканцами идею. Он переименовал свою левую брючину в Фитзжеральд, а правую в Фердинанд, справедливо полагая, что либо американцы либо немцы наконец-то отстирают его штаны от векового загрязнения мазутом, соляркой и нефтью за 67 долларов барель.


Вдруг из очереди, что стояла к окошку, выскочил взлохмаченный мужичонка, посмотрел направо, налево, на очередь, куда-то туда в будущее и заорал:"Граждане, вас на...ют!" Никто не обратил на это внимания. Очередь продолжала стоять, право так и остаолсь правым, лево ещё более полевело, будущее продолжало неотвратимо приближаться. Мужичок ещё раз посмотрел туда же и вернулся в очередь.


"Ну что, братуха, будем сегодня опять девок танком давить?" - спросил бурундук Буря, позывной Бурят. Я не знал, что ответить. Девок я люблю, не сторонюсь их, как некоторые. Но давить танком их мне ещё не доводилось. Как это делать, не знаю, но догадываюсь. Когда этому учили в учебке, я валялся с аппендицитом в лазарете, и пропустил. Когда видел следы девок и танков одновременно, понимал, что там происходило. Сказать, что не буду, не умею, не учил и не знаю, не дадут сержанта, так и останусь ефрейтором навеки. Я просто махнул головой, но ни слова не сказал. "Ага, значит, на обратном марше по пути в гарнизон, я дам тебе отмашку, когда девки будут рядом. Ты будешь замыкающим, а я попру первым. Главное давить их позажимистее, посочнее и динамично, словно снопы рубить шашкой на скаку!" - Уточнил Бурят. Я мял и мял танкистский шлем. Где-то недалеко пели девки. В их голоса вскоре вплелось рычание двигателей наших танков.

Молодой, но уже малоизвестный контрабасист Александр Сергеевич Пушкин был пунктуалеен. Он вошёл в кабинет Министра Культуры ровно в три часа пополудни... и не вышел из него никогда. Искали Пушкина долго и все. Но найти контрабасиста в этом месиве распоряжений и циркуляров, в этой квашне и безысходности, нет, нельзя, невозможно, кирдык.

Позвонил мне давеча
Зверь-шельмец человечий
И словами-дровами кричал:
"Ты меня изувечил,
И широкие плечи
Ты, как баржи, впечатал в причал!"

После долгих лет упорных тренировок Степан научился легко и быстро складывать свои ноги в карман брюк. Нет, у него самые обычные волосатые и слегка кривоватые тощие мужские ноги, на которые не обратит внимание ни одна женщина, кроме жены и матери жены. Никаких проблем или уродств нет, самые банальные ноги. К идее складывать ноги в карман, к вершине мастерства владения ими, Степан пришёл не сразу. Вмачале он заметил, что ноги легко складываются пополам в колленном суставе. Не надо орать, что вы тоже это знаете. Каждый знает, но никто об этом не говорит. И уж совсем никто никогда не стал думать дальше, дольше, глубже, смелее и шире. Никто, кроме Степана, не задумался о возможном развитии этого свойства складывания. Некоторые и йоги и артисты цирка были близки к такой Степановой идее, но всё же они были страшно далеки от неё. Изучая, разглядывая свои колени, он нашёл возможным пойти дальше в мечтах о складывании ног в карман. Степана не остановила ни рутина ежедневных упражнений, ни необходимость скрывать эту мечту даже от самых близких ему людей. Секрет складывания, где конкретно ноги сгибаются и как, мы пока не знаем. Степан собирается запатентовать своё уникальное умение и предложить его человечеству уже за деньги. Тем не менне, даже сейчас ясно, что те немногочисленные нерезкие фотографии и тясущиеся видеокадры, что мы имеем счастье видеть и изучать, говорят, что успех заслуженно пришёл к Степану и остался с ним. Давайте немного подождём и все всё узнаем в своё время.


Одна - молчанием заткнута,
Другая - так себе в щекАх.
Одна - всегда с тобою тута,
Другая - с песнею в полках.


Я к Метро идти готов
Через речку бурную.
Истекает стоп потов,
Обегаю урну я.

звериными тропами идёт человек-фигня. три долгих года скитаний фиг-знает где и фиг-знает зачем. человек-фигня отряхает валенки и шапку от снега, больше ничего на нём нет. тускло топорщится то, что должно топорщится. человек-фигня лепит из бубликов кочаны и скрижали, но быстро устаёт.


Академик-экономист-министр Задьев-Загибуллин никогда не существовал. Его придумали враги, но сначала друзья. Но враги оказались хитрее, и их придумка Академик-экономист-министр Задьев-Загибуллин выжила. Выжила она и всех других выжила и выжала, отжала, провела операцию "упал-отжался". Академик-экономист-министр Задьев-Загибуллин выступил на анти-пармезанском форуме и сразу всем полюбился. За день-два этой великой любви он окреп, вырос, возмужал, обтёрся, проник и приник, получил свой пряник и заулыбался, как кинозвезда, нанозвезда, первая борозда, первые грачи, пряники и калачи. Академик-экономист-министр Задьев-Загибуллин заявил, что всё будет хорошо, нужно лишь делать всё хорошо и не делать плохо. С ним согласились все, даже те, кто уже ранее согласились с другим докладчиком (ныне - шпалоукладчиком).


Французский политик Жан-Жак Мьюжик прошёл путь от простого француза в берете с непростыми решениями до непростого парламентария без берета с простым открытым сердцем. Он пьёт своё французское вино, закусывает французским сыром, но думает о мировых проблемах. Иногда глубокой ночью, когда никто его не видит, Жан-Жак Мьюжик надевает свой старенький потёртый берет и думает в нём. Хорошие мудрые мысли приходят в голову в берете.


Тётка получает посылку, но не открывает её почему-то. В посылке что-то катается, стучит о стенки изнутри, словно голова профессора Доуэля или кедровая шишка. Тётка боится и звонит подруге, ищет совета. Подруга не отвечает. Скоро выясняется, что подруга пропала. Затем находят похожий на подругу труп, но без головы. Тётка догадывается, что в посылке её подруга, сообщает в полицию. Следователь тоже тётка, но посмелее. Она открывает посылку и обнаруживает там... кое-что.


Принц Маркус Фон Асфальт пишет белые стихи белыми чернилами на белой коже своей возлюбленной. Той немного неприятно, щекотливо, она тайком от Фон Асфальта чешется и смывает стихи холодной озёрной водой из чайника. Принц Маркус Фон Асфальт этого не замечает и продолжает писать.



А надо терпеть! Года два... с кочерыжкой.
И чтобы стонала от счастья страна,
И чтобы сидели тихонько, как мышка.
Иначе пистоны отвесит пацан.


Мой кот совсем перестал ловить мышей. Он и раньше больше налегал на сметану, мясо и другие "котские пармезаны-хамоны". Но худо-бедно иногда вылавливал одну тощую придурошную мышь. Сейчас же кот вообще перестал выполнять правильные функции кота. Неправильные функции из него бьют ключом, прячем от кота не только тапки, но и шляпы, что раньше спокойно на гвоздике высоко висели. Кастрировать кота тоже не удалось, так как он робко прячет свою "балалаечку" в складках жира, шерсти и презрения к людям. Звизданули его недавно веником прямо в наглую морду, так он не одумался, а сожрал вслед за сметаной и банку олифы. Думали, он от этого заболеет и станет покладистее, нет не подействовало, только рожа наглее стала. Теперь прячем от кота скипидар, солидол и поташ.


Глядящие в торец карандаша тоже получат в торец
Владеющие невиданным и невидимым дворцом получат дверцей
Пришедшие сказать народу правду затеревенили на балалайках
Народ пустился в пляс, слюною обливаясь, словно не было, нет и не будет отрыжки от несвежего кваса
Балалаечники получат в морду лавочкой, их облают их же струны и колки.


Укус в голову головой, той её частью, где рот и зубы.
Я прижался в страхе к стерху, а он улетел в Китай.
Я жал-давил ногами на ступеньки эскалатора, думая, что так будет быстрее.
Но вверху меня уже жали двое, отхлёбывая кофе из стаканчиков.
Где стерх? - спросил грозно тот, кто уже допил кофе.
Второй, что ещё слюнявиил стаканчик, молчал. А что? Разумно! Если рот маленький и пьёшь медленно, то и спрашивать ты не мастак.
Какой и кто? - Я пытаюсь оттянуть время, может стерх вернётся из Китая, или второй допьёт кофе.
В голову тебе долото - вот кто!- быстропьющий ещё и быстроотвечающий.
Второй допил кофе, начал головой водить, искать, куда выбросить стаканчик. А первый что? Стаканчик проглотил что ли?
Сейчас ты у меня графин гранёный проглотишь! - читая мои мысли, продолжил первый.
Где стерх? - теперь спросил второй. Куда он дел стаканчик, я не заметил, был занят мыслями про графин.
Графин- это вам не графен, Нобелевский лауреат там не нужен. Он там и не валялся. Их двое, оба не валялись.
Стерх вернулся только вчера, но другой, не тот, которого искали.



f1391104
f1393920
f1396736
f1412544
f1418624
f1425152
f1428352
f1434560
f1443904
f1446848
f1450176

Мужское и крепкое


Жду электрика. Эклектика такая получается - я и, вдруг, жду. Должен электрик был появиться в полдень, а скоро уж полночь. Всё идёт он и идёт, проводами шурша. Подожду ещё час и заплАчу... ему в телефом... скупой мужскою слезой.

f0337408
f0366080
f0504832
f0511488
f0521152
f0536704
f0562176
f0565440
f0578304

ОТПОВЕДЬ:

зачем ты посетил?
пошто вы побывали?
куды вас чёрт занёс?
нихт приходъить съюда!
какая глубина и нежность в этих звуках!
какой неласковый ненежный зверь рычал!

f0065856
f0081728
f0172096
f0200896
f0204224
f0213760
f0222720
f0253056
f0255680
f0264896
f0289856
f0315328

кобурою шёлкнув, вынул он пистоль
не стреляй, зараза! - заорал Антоль
пуля в сердце вмяла дырочку, другую
красная кровища - ждали голубую


IMG_5216
IMG_5218
IMG_5222
IMG_5224
IMG_5225
IMG_5227
IMG_5228
IMG_5229
IMG_5230
IMG_5231

О Степановне


О Степановне. Настоящее её имя - Инесса, а фамилия - Павлик. Звонят Степановне ночью, чтобы вызвать на задание (с личным табельным Калашниковым, гранатами и рацией), и требуют к трубке Павлика. Она: "Это я и есть!" В ответ часто слышит что угодно, но в рифму. Потому и переименовали её в личном деле как Степановну.


IMG_4678
IMG_4681
IMG_4688
IMG_4696
IMG_4702
IMG_4712
IMG_4716
IMG_4718

допрос Шоколадкина


На допрос Шоколадкина доставили в его же бывший кабинет. За столом сидит Степановна. Добротный гражданский костюм её произвёл на бывшего капитана большее впечатление чем, если бы она была в форменном кителе. "Как Вы попали на секретную ядерную подлодную лодку? Кто вывел Вас на Рината и его группу киллеров-беляшистов? Зачем Вы сбрили усы?" - заваливала вопросами Степанида, словно профессор сопромата на экзамене. "Пока ещё на Вы и без битья" - заметил себе Шоколадкин. " Надо продержаться до рассвета, а там и наши подгребут через плавни. Ещё повоюем, старина! Жаль, в прошлый раз на дронах доставили мало ядрёной гонгконгской взрывчатки и компромата на Рината. Дык, я это в рифму - Компромата на Рината! Значит, есть ещё порох в пороховницах, шорох в шороховницах, ворох в вороховницах, горох... сами знаете где!" - Бодрился и крепился Шоколадкин. Вошёл Ринат, принёс Степановне чай и леденцы Взлётные, видимо с Барбарисками у них перебои.

Степановна неожиданно подмигнула Шоколадкину: "Крепись, гвардейский с коньяком!" Ринат тоже подмигнул, но молча, и пододвинул Шоколадкину тарелку со свежайшими беляшами. "Наши!"- понял капитан. Скупая мужская слеза упала на беляш, но никто... почти никто... не заметил. Над городом робко вставал рассвет, и это было здОрово!

Среди добрых лиц соратников по примусам и беляшам Шоколадкин что-то не видел Андриенко. Задавать вопросы, поедая беляши, он не хотел, да и не надо бы этого делать. Всё ещё сыро и непредсказуемо. То, что Ринат и Степановна свои - это ясно. Но ещё вчера бы на вопрос о них Шоколадкин соврал бы что-то невразумительное. Может Андриенко ухаживал за Степановной, чтобы втереться в доверие? Ведь беляши он не очень-то уважает. Может именно он замешан в пропаже примусов? Дожёвывая шестой беляш, Шоколадкин решил не спешить ни с распросами ни с седьмым.

Вдумчивый читатель, возможно, уже предвидит, что через пару дней вздутое тело Андриенко всплывёт и будет найдено в Гудзоне. Заокеанские хозяева Андриенко подавятся своими бигмаками и хотдогами, как увидят его, покачивающегося не волнах меж пустык пластиковых бутолок от кокаколы. Мамаши, прогуливающиеся с толстенькими избалованными детишками по набережной, охнут и начнит оттаскивать своих чад от воды. Полиция появится быстро, вальяжно вывалится из своих крокодилистых автомобилей, начнёт лопотать что-то по рации по-американски, продолжая жевать жевачку и пить кофе с донатами. Хочу Вас огорчить, не так всё будет. Не так всё просто в нашей игре вокруг примусов и беляшей. Здесь удар трубой по башке Андриенко не ценится, а даже наоборот. Дуель двух систем, двух равных (почти равных) противников приведёт к более интеллигентному повороту в событиях.

Итак, через пару дней после описываемых выше событий на берегу Гудзона собралась толпа. Здесь и заокеанские хозяева, побросавшие недоеденные бигмаки и хотдоги. И полиция, приехавшая на крокодильчатых автомобилях, жующая пончики-донаты и запивающая их кофе, одновременно говорящая по рациям. И мамаши, оттаскивающие своих противных переевших детишек от воды. Детишки оказались переодетыми агентами ФБР - карликами. Они сразу просекли фишку, закурили папироски с подозрительным запахом травы, выудили из глубин карманов своих детских костюмчиков бумажные пакеты с бутылками недорогого виски и приложились к ним. Мамаши начали клеить клиентов в толпе.

Труп Андриенко, которого все ждали так и не всплывал. Вызвали водолазов. Те ничего не нашли кроме нескольких подлодок колумбийской мафии.

Сам Андриенко, получивший очередные звёздочки на погоны, которые тут же забрал первый отдел и спрятал в катакомбах московского метрополитена. Всё ещё ощущая всеми фибрами души добрые веские слова благодарности начальства, ел Андриенко свои любимые вареники с вишней и учил свою следующую легенду, теперь на испанском языке. Слова начальства было велено забыть немедленно, что и было сделано даже раньше. Героя на этот раз не дали, но это неважно. А важно, что работа сделана, сделана хорошо и в срок. Последний аккорд с невсплытием вздувшегося трупа повеселил Самого, а это поважнее звания Героя будет.



IMG_4633
IMG_4599
IMG_4601
IMG_4620
IMG_4623
IMG_4624
IMG_4625
IMG_4628
IMG_4630
IMG_4631

Шоколадкин


Два примуса одновременно пропали в Москве и Нью Йорке. Обстоятельства пропажи разные, примусы тоже разные, но кое-что вызвало непростые вопросы. Капитан Шоколадкин расследует оба изчезновения.

Московский примус мирно горел, и делал это многие годы. Рост цен на керосин и гречку превратил каждое зажигание примуса в событие. Однажды утром его захотели зажечь, захотели поиспользовать, но не нашли. Вместе с примусом пропал и неполный коробок спичек.

Ньюйоркский примус принадлежал рок-гитаристу, которые в молодые годы на этом примусе грел в ложке всякую хрень. И был готов в случае опасности спустить в унитаз и хрень и примус. Потом рок-гитарист "завязал" с хренью. На примусе жарили панировочные сухари и другую нехрень. Вместе с примусом пропал кот.

"Беляши - вот что объединяет эти две пропажи примусов!" - подумал Шоколадкин.

"Командировку в Нью Йорк мне всё равно не дадут, буду разрабатывать московскую пропажи примуса. Кто заинтересован в беляшах, приготовленных на примусе? Спрошу у друга Рината, заодно поем с ним беляшей." - Так думал Шоколадкин, шагая в направлении на восток.

Ринат что-то задерживается с его беляшами. "Завтра ты проснёшься, белой спиной касаясь белой стены!" - назойливо пропел чайник в ухо Шоколадкину. Ринат сильно стабильно задерживается с его беляшами.

Пока Ринат ходил за беляшами, долго ходил, Шоколадкин нашёл и бегло прочёл автореферат диссертации Рината "Супрематизм и потребление беляшей в отдельно взятой стране". Саму диссертацию найти не удалось. "Расхватали, читают!" - оптимистично заключил Шоколадкин. Вместе с Ринатом и беляшами пришло ощущение, что московский примус скоро будет найден.

Покончив со своими восемнадцатью беляшами, вытерев лицо и руки, Ринат испытывающе взглянул на Шоколадкина. Тот всё ещё канифолился со вторым. На тарелке перед ним мёрзли и кукожились ещё два беляша. Ринат слегка не расчитал: он мог бы умять и двадцать беляшей, а Шоколадкину и двоих было много. Ринат заговорщицки улыбнулся и вынул из кармана характерную загогулину из проволки, протянул её Шоколадкину: "На, смотри, что мне прислал мой Нью Йоркский оппонент диссертации профессор Джон Стэнли. Деталька от примуса! И что важно, русского! Судя по запаху керосина и цвету окалины на ушке держательной петли. Твой московский примус, что ты искал. Получай. Беляши всегда указывают, где правда, где обман, а где неуёмность. Здесь я вижу неуёмность."

IMG_5599
IMG_5601
IMG_5602
IMG_5588
IMG_5589
IMG_5594

Шоколадкин давно перестал жевать беляш. Он пережёвывал информацию, что Ринат ловко выставил между ним и тарелкой оставшихся беляшей: "Значит, дело было не в полупустом коробке спичек или гречке. Здесь международным скандалом попахивает, словно Ньюйоркский кот своим хвостом помахивает. Надо срочно учить Инглиш. Или не учить, а думать-думать! Кому выгодны проблемы с примусами между двумя великими державами?"

Пока капитан Шоколадкин думал и сопоставлял, Ринат разогрел в микроволновке те два беляша, что так и не нашли свой путь к сердцу и в желудок следователя. Он ел и плакал, плакал и ел: "Нельзя! Нет, нельзя разогревать беляши. Это их оскорбляет. Это оскорбляет всех любителей, ценителей беляшей!"

Шоколадкин анализировал, почему в Америке вместе с примусом пропал кот, а у нас - спички. Он вспомник как Штирлиц из спичек выкладывал ёжика: "Может и кота тоже? Не помню."

"Шоколадкин на беляши не падкий!" - спреведливо заключил Ринат. "Ринат, похоже, замешан в исчезновении примусов. Беляши лишь прикрытие." - Подумал Шоколадкин, повертев в рукак железячку от примуса: "Возможно она и не от примуса или не от того примуса, что мы ищем. Слишком уж всё гладко легло мне в ладонь, словно беляш."

"Он с этими международными примусами совсем свихнулся. А был нормальный, достойный, крепкий хлопец. Любил беляши и мог их много съесть, с толком и расстановкой. Теперь же еле-еле два сжевал и как-то без души." - Думал о Шоколадкине Ринат.

Вечером в темноте и спокойствии своего кабинета Шоколадкин вдруг понял, ощутил, в чём заключена связь двух примусов - в Правде. Без Правды эти примусы - просто две железки с трубочками, дурно пахнущие керосином. А с Правдой они - символ любви и ненависти одновременно. И беляшом не укроешься, не отмахнёшься от этой Правды. И двадцатью беляшами. И тысячей. Ринат не прав, когда утверждает, что всё в этом и том мирах меряется в беляшах. Правду беляшами не измеришь.

Думал, думал Шоколадкин в темноте своего кабинета о примусах и международной политике, да и заснул невзначай. Разбудил его робкий стук в дверь, затем она приоткрылась, кто-то запустил по паркетному полу кабинета (словно хоккейную шайбу) картонную посылочную коробку. В ней оказался... американский пропавший примус. От неожиданности Шоколадкин резко присел на кресло для посетителей, а оно просело (потому-то и для посетителей, что сломано давно). Коробка посылки была девственно чиста, никакой информации о том, кто её послал, определить не удалось. Работали профессионалы. Рссследование зашло в тупик. Вроде и нашли полтора примуса (один американский целиком и деталька от русского), но не приблизились ни на шаг к раскрытию пропажи. Самое ужасное, что американская часть преступления формально уже не требует расследования. Никто не разрешит русскому полицейскому копаться в грязном белье Манхэттена, если примус найден. А эта международность преступления и была ключиком к разгадке. И тут ещё Ринат с его страстью к беляшам. Снова зовёт их есть. Если согласиться и пойти, то на этот раз не удасться спрятаться за два беляша, придётся есть штук шесть. И тут вдруг Школадкина осенило, что американский примус как-то странно удачно появился чуть-чуть раньше приглашения Рината на беляши. Шоколадкин захотел и беляшей и Правды.

Чтобы вычислить сообщника (сообщницу) Рината среди сотрудников своего Управления, Шоколадкин поручил помощнику составить список всех, кто так же неистово, как Ринат, любят беляши. Оперативника Андриенко пришлось вскоре отбросить так как он, на самом деле, любил не беляши, а повариху Степановну, что их пекла. Через своё чувство к Степановне оперативник терпел и ел беляши, хотя больше любил вареники с вишнями. Сама Степановна не любила ни Андриенко ни беляши. Это для неё работа лепить и жарить беляши, а кто работу любит?

Помощник Шоколадкина ворвался в его кабинет, словно... (вставьте здесь всё, что хотите, что вызывает у Вас чувство причастности и озабоченности). Ринат подал документы на служебный загранпаспорт. Собирается (вроде бы) ехать на конференцию по беляшам на Таиландский остров Пхукет. Ничего подозрительного, по предыдущему служебному загранпаспорту Ринат ездил на подобные конференции в Хургаду и Кирикале. Проводил там недели в научных дискуссиях и дебатах. Вот и сейчас собрался, рвётся в бой за научную истину о беляшах. Шоколадкин взглянул на фотографии к паспорту Рината. Да, это он, в костюме, при галстуке, выбрит, причёсан. Из кармана пиджака торчит... ещё одна деталька от примуса, замаскированная под гвоздику или розу. Но это точно примус! Вот гад! Ещё и издевается, таиландский учёный-беляшевед. Шокладкин придумал, что делать, но нужно получить разрешение у начальства, так как план рисковый и даже очень. Пусть пока что Ринат готовится к своему высоконаучному докладу.

Начальство дало добро. Шоколадкин с помощниками начал плести крепкую невидимую сеть, куда должен был попасться Ринат вместе с остатками русского примуса. Не тут-то было! Утром в душе, намылив голову, Шоколадкин запел арию из Сивильского Цирюльника, и её вдруг подхватил Ринатовский тенорок...

Глаза не видят из-за мыльной пены, руки судорожно ищут кран, не могут найти, а тенорок выводит и выводит свои трели. Позднее Шоколадкин обнаружил, что краны были ловко и незаметно сняты, трубы спилены, отверстия заделаны гладкими заглушками в форме сердечек, а вместе с Ринатом в ванной комнате стоят и поют Андриенко, Степановна и все помощники Шоколадкина. Здесь же разместились в кожаных креслах генералы начальства, они не поют, а едят беляши. О жёлтой прессе и телевидении даже не стоит говорить. Это крах, это полный крах.

На допрос Шоколадкина доставили в его же бывший кабинет. За столом сидит Степановна. Добротный гражданский костюм её произвёл на бывшего капитана большее впечатление чем, если бы она была в форменном кителе. "Как Вы попали на секретную ядерную подлодную лодку? Кто вывел Вас на Рината и его группу киллеров-беляшистов? Зачем Вы сбрили усы?" - заваливала вопросами Степанида, словно профессор сопромата на экзамене. "Пока ещё на Вы и без битья" - заметил себе Шоколадкин. " Надо продержаться до рассвета, а там и наши подгребут через плавни. Ещё повоюем, старина! Жаль, в прошлый раз на дронах доставили мало ядрёной гонгконгской взрывчатки и компромата на Рината. Дык, я это в рифму - Компромата на Рината! Значит, есть ещё порох в пороховницах, шорох в шороховницах, ворох в вороховницах, горох... сами знаете где!" - Бодрился и крепился Шоколадкин. Вошёл Ринат, принёс Степановне чай и леденцы Взлётные, видимо с Барбарисками у них перебои.

Степановна неожиданно подмигнула Шоколадкину: "Крепись, гвардейский с коньяком!" Ринат тоже подмигнул, но молча, и пододвинул Шоколадкину тарелку со свежайшими беляшами. "Наши!"- понял капитан. Скупая мужская слеза упала на беляш, но никто... почти никто... не заметил. Над городом робко вставал рассвет, и это было здОрово!

Среди добрых лиц соратников по примусам и беляшам Шоколадкин что-то не видел Андриенко. Задавать вопросы, поедая беляши, он не хотел, да и не надо бы этого делать. Всё ещё сыро и непредсказуемо. То, что Ринат и Степановна свои - это ясно. Но ещё вчера бы на вопрос о них Шоколадкин соврал бы что-то невразумительное. Может Андриенко ухаживал за Степановной, чтобы втереться в доверие? Ведь беляши он не очень-то уважает.Может именно он замешан в пропаже примусов? Дожёвывая шестой беляш, Шоколадкин решил не спешить ни с распросами ни с седьмым.

Вдумчивый читатель, возможно, уже предвидит, что через пару дней вздутое тело Андриенко всплывёт и будет найдено в Гудзоне. Заокеанские хозяева Андриенко подавятся своими бигмаками и хотдогами, как увидят его, покачивающегося не волнах меж пустык пластиковых бутолок от кокаколы. Мамаши, прогуливающиеся с толстенькими избалованными детишками по набережной, охнут и начнит оттаскивать своих чад от воды. Полиция появится быстро, вальяжно вывалится из своих крокодилистых автомобилей, начнёт лопотать что-то по рации по-американски, продолжая жевать жевачку и пить кофе с донатами. Хочу Вас огорчить, не так всё будет. Не так всё просто в нашей игре вокруг примусов и беляшей. Здесь удар трубой по башке Андриенко не ценится, а даже наоборот. Дуель двух систем, двух равных (почти равных) противников приведёт к более интеллигентному повороту в событиях.

Итак, через пару дней после описываемых выше событий на берегу Гудзона собралась толпа. Здесь и заокеанские хозяева, побросавшие недоеденные бигмаки и хотдоги. И полиция, приехавшая на крокодильчатых автомобилях, жующая пончики-донаты и запивающая их кофе, одновременно говорящая по рациям. И мамаши, оттаскивающие своих противных переевших детишек от воды. Детишки оказались переодетыми агентами ФБР - карликами. Они сразу просекли фишку, закурили папироски с подозрительным запахом травы, выудили из глубин карманов своих детских костюмчиков бумажные пакеты с бутылками недорогого виски и приложились к ним. Мамаши начали клеить клиентов в толпе.

Труп Андриенко, которого все ждали так и не всплывал. Вызвали водолазов. Те ничего не нашли кроме нескольких подлодок колумбийской мафии.

Сам Андриенко, получивший очередные звёздочки на погоны, которые тут же забрал первый отдел и спрятал в катакомбах московского метрополитена. Всё ещё ощущая всеми фибрами души добрые веские слова благодарности начальства, ел Андриенко свои любимые вареники с вишней и учил свою следующую легенду, теперь на испанском языке. Слова начальства было велено забыть немедленно, что и было сделано даже раньше. Героя на этот раз не дали, но это неважно. А важно, что работа сделана, сделана хорошо и в срок. Последний аккорд с невсплытием вздувшегося трупа повеселил Самого, а это поважнее звания Героя будет.